Организация различных вечеров и гуляний.
Сувениры, гостинцы и памятные подарки.
С помощью Иван-чая мы создаем атмосферу понимания и восторга.
Иван-чай – трава душевного покоя 


Вечера с Кларой Дорониной

   Кузьмич, охотник и опытный потомственный собиратель лекарственных трав, старый, как мир, сам уже не помнит, сколько ему лет.

   Отдыхаем на горе, полыхающей пурпурным пожаром цветущего иван-чая. Тонким ароматом цветенья напоен воздух, солнце в зените, труженицы пчелки копошатся в цветках, деловито работая хоботками, чтобы до вечерних сумерек успеть возвратиться в улья со сладкою ношею своей. Лицо Кузьмича, коричневое от загара, испещренное мелкими морщинками, источает какую-то особенную благость радости бытия и бесконечного покоя.

   Я - городская жительница, бегущая, спешащая по станциям столичного метро, давно уже не встречаю таких умиротворенных лип. Гримасы затаенного страха, недоброжелания, скрытой душевной боли и одиночества - вот что сегодня поражает и потрясает в. лицах большинства пожилых людей.

   Кузьмич наливает мне в чашку ароматный чай из китайского термоса, кусок черного хлеба сдабривает золотистым медом.

   - Накось попей, касатушка, иван-чая, истинного русского напитка травников и охотников, сам по весне обрывал нежные листочки, сушил в духовке на быстром тепле. Сил прибавится, будто крылья прорежутся.

   И, угадывая мои мысли, говорит, тихо улыбаясь своими ясными очами цвета июльского летнего неба:

   — Вот вошли бы люди в храм, построенный вечной природой, услышали бы голос ее, присмотрелась бы ты к травам, к деревьям, птицам небесным и зверям диким. Видишь: цветет иван-чай. Он не просто цветет, а глаз радует. Смысл в его цвете великий. Растет иван-чай на погорелых местах. Земля-матушка - живой организм. Обожгло огнем тело ее, мучается, сердешная, детей своих созывает, чтобы раны-ожоги залечили, помогли ей. И спешит иван-чай на выручку.

   В этих местах деревня когда-то была. Салтыковкой называлась. Дворы богаты были — с людьми хорошими и скотом ухоженным. На горе двор Салтыковых стоял. Семья крепкая и богобоязненная. Сам Петр Иваныч Салтыков купеческим делом занят был. Большим шелковым путем с караванами ходил, до самого до Китая странствовал. Одну только дочку Матрену хозяйка родила. Больше детей Господь и мне дал. Хворала после родов хозяюшка-то.

   А Матрена, что белая березонька, подрастала и в 15 лет распустилась, раскудрявилась и заневестилась. В те времена рано замуж девки выдавались.

   Возвратился как-то по весне Петр Иванович восвояси, да не один, с помощником - белокудрым, статным красавцем Николкою. Сказывал, что Николка дюже в лошадях разбирается, речь их разбирает. Сиротою рос на чужих хлебах, но хорошие люди воспитали его в труде и в послушании. И капиталец в мошне у Николки кой-какой имелся. Пока на паях с хозяином поработает, а там, глядишь, и сам пойдет своим путем в купечестве.

   Только взглянула Матрена на Николку, и запылало ее сердечко. Разнарядится, бывало, и все вокруг него, словно утица перед селезнем, головкою вертит, глазоньками светит. А Николка все отворачивается, взгляд опускает, в землю глядит перед нею. На посиделки не ходит, в хороводах не участвует. Видно, душа холодной была у Николки. Как-то в сенях обои повстречались, она к нему головкою на грудь прислонилась, ручками белыми шею его могучую обняла: «Люб ты мне, Николка, навеки твоею стану, под венец поведи, иначе со смертушкой повенчана буду!» Отвел Николка ее руки отсебя. Оттолкнул и молвил: «Что ты, девка, греха не ведаешь. Не суженая ты мне Богом. Не велит мне душа слабостью твоей попользоваться, аки тать. А велит мне сердце делом большим заняться, купеческим. В примаках ходить мне негоже. Стерпи; глядишь, и другого найдешь, сердце успокоишь. Моей вины нет».

   Бросилась бежать Матрена, куда глаза глядят, упала в росные травы, билась в рыданиях долго и уснула, что дите малое, в вечер на сырой земле...

   Переполошились хозяева и дворовые люди, стали Матрену искать. Привели домой под утро. Сарафан мокрый от студеной росы, бледна, как стена белая, дрожит листом осиновым, никого не узнает. Водкою растирали, малиною с липовым цветом поили.

   Дни проходили, Матрена все без памяти металась. Но однажды на утренней зорьке о «крыла она глаза и прошептала тихо: «Умираю, родные мои мамонька с тятенькой, домочадцы мои милые. Никого не вините...»

   Николка тут же — у постели стоял, лицо белое, каменное.… Призвала к себе: «Вины твоей нет, Николушка. Не поминай лихом», — вздохнула тихо, и отошла душа ее в лучший мир, где ждала ее любовь Всевышнего.

   Похоронил Салтыков-купец дочь свою единственную, соблюдая все христианские обычаи, сотворил тризну поминальную по всем правилам на 9-й и на 40-й дни.

   На могиле ее каждый год в начале лета зацветал иван-чай, да так разросся, что весь погост объял.

   Лет эдак через пять загорелся двор Салтыковых от молоньи, и в одночасье сгорела вся деревня. Так её и не отстроили – народ разбредался подальше от пожарища.

   Только иван-чай напоминает о былом, зацветет пышным пурпурным маревом, изумит мир чудо-цветом, недолгое время попразднует и враз поседеет - в одну ночь окуклится белыми кудрями.

   Да, — вздыхает Кузьмич, — в нынешние времена от любви не умирают, песен о любви не поют. Как послушаешь молодежь, в теперешних песнопениях слова какие-то несусветные, белиберда.

   Пей, касатушка, чаек. В термосе настоялся отличненько, головушка болеть не будет. Мысли ясные прилетят с небес. Кто иван-чай пьет, до самой смертушки разум не потеряет. Вот такое это зелье чудотворное.

   А не скажешь мне, Кузьмич, отчего так мало об иван-чае в книгах написано? - спрашиваю я, ожидая, что потомственный травознай откроет мне тайны врачевания этим лекарственным растением.

   А что о нем говорить, чай он и есть чай. Отродясь русские люди пили его, прибавляя сил в организме. Живот от колотья лечили, печень гнилую правили, очищали, паразитов из кишок изгоняли.

   Кто головой маялся, зимой простудившись, или же от мигрени сумасшествовал, — тому иван-чай прописывали даже лекари ученые, не то что знахарки доморощенные. Вон, наш фершель соком иван-чая любой насморк вылечит; да и горловые хвори. Сам пьет его и денно, и нощно. 92 года. Еще и на молодух поглядывает, гоголем ходит.

   Я тебе скажу, что сила в этом растении агромадная. Только сушить его надобно умеючи. Колосок со цветками порезать меленько и на противень, в горячую духовку. Не успеешь, повременишь - враз окуклится, пухом пойдет. Ни к чему тогда все старания. Вся сила уйдет в семена. А для заварки чая хороши по весне, до цвету его, листочки нежные, в тени сушеные.

   Для лечения же тяжких хворей цвет нужон.

   Кузьмич надолго замолкает, шевеля узкими губами, будто молится про себя, а затем говорит значительно:

   — Я тебе, касатка, вот что скажу. Лечат иван-чаем, сухим цветом, примочками распаренными и соком из него, цветущего, рак женской груди. Только не всех лекарей Господь таким даром наделяет.

   Кузьмич задремал, гудели пчелы, цвел под легким ветерком иван-чай.
 



   Chamaenerion angustifolium - иван-чай, кипрей узколистый - многолетнее травянистое растение, 50-150 см, с толстым ползучим корневищем. Цветки, собранные в кисточки, пурпурно-розовые, красные с фиолетовым оттенком, редко бледно-розовые или же белые (там, где известковые фунты, и в них имеется медь).

   Цветет в июне и до августа, на влажных лугах, на холмах, вдоль дорог и на лесных полянах. Обычно цветет зарослями, поселяется на погарах или же заполняет места бывших поселений, а также на высушенных болотах. Растение популярно среди лесорубов, охотников и любителей странствий. Хорошо знают его и применяют в лечении знахари, деревенские бабки-ведуньи.

   Растение богато углеводами, слизью - 15%. Пектин, тритерпиноиды (1,3-1,9%); олеанолевая, урсоловая, гидрооксиурсоловая, гидро-оксилеановая кислоты. Фенолкарбоновые кислоты (в гидролизате). Кофеиновая, кумариновая, елатовая; флавоноиды: сексангуларетин, кемпферол, его арабинозид, раинозид кемпферола, дубильные вещества (5,65-20%), алкалоиды -0,1-1%, аскорбиновая кислота — до '338 мг%, каротин. Минеральные соли: железа - 23 мг%, марганца - 16 мг%, никеля - 1,3 мг%, титана -1,3 мг%, молибдена - 0,44 мг%, бора - 6 мг%.

   В корнях иван-чая отсутствуют танины, есть 20% белков, соли фосфора, кальция, кобальта. В семенах - 40-45%эфирных масел. Компоненты боиохимических веществ иван-чая прекрасно гидролизуются, усваиваются организмом для саморегуляции его функционального гомеостаза. Есть такие известия, что иван-чай помогает больным при поражении лимфогранулематозом.

   Хорошо известно, что приготовляли иван-чай, подвергая его особым ферментным процессам, и он имел большую популярность на Руси под названием «Копорский чай» (от названия деревни Копорово).

   В народной медицине настои, отвары иван-чая, а то и кашицы из свежих или распаренных цветов применяются и внутренне, и наружно.

   Вяжущее, обволакивающее, противовоспалительное, обезболивающее, кровоостанавливающее и общеукрепляющее средство. Употребляют при катарах желудка с повышенной кислотностью, при язвах его и двенадцатиперстной кишки, при колитах с поносами, при воспалении поджелудочной железы и желчевыводящих путей, при легочных заболеваниях; туберкуломах, туберкулезе, абсцессе, хроническом воспалении легких.

   Водными настоями, напарами лечатся от экземы, эмпитиго; от долго заживающих ран и от ожогов применяют масло (2/3 свежесобранных цветов на 1/3 растительного масла, три недели экстрагируется на солнцепеке).

   Долгое употребление водного настоя высушенных цветков снимает привычные мигрени, особенно у женщин, связанные с приходом месячных. Улучшается память у ослабевших разумом, особенно у тех, которые довели мозг свой до усталости и подвержены психозам и бредовым идеям. Пропадают бессонница и унылые размышления после психических травм.

   Где-то в архивах Всесоюзного научного онкологического центра АМН лежат фолианты - результаты многолетних комплексных исследований, проведенных лабораторией химии природных соединений, где из соцветий иван-чая выделено высокомолекулярное соединение «ханерол», которое оказывает противораковое действие и притом малотоксично

   Внутренне:

   1.) 15 г тр.авы с соцветьями в сухом виде на 200 г кипятка.
Настаивается ночь. Употребляется 4-5 раз в день до еды
по 1 столовой ложке.


   2) Спиртовой настой:10г сырья на100г40-процентной водки,
настаивается12 дней в темном месте, в хорошо закрытой
посуде. Принимается по 40 капель перед едой 3раза в день.


   3) Сок из свежего растения с добавлением 5 процентного спирта 96°.
Лечиться можно долго, без перерывов, вреда не будет.

   Наружно:

   Отвары, кашицы из свежих и сухих растений, примочки, припарки, полоскания, смазывания маслами, экстрагируемыми иван-чаем.


Застонали века и вздохнули: «Прощай».
На холме, полыхая, горел иван-чай.
Та, забвенья трава, на погарах цветет,
И твердят, что он памятью долгой живет.
А на взлете, на взлете -подбито крыло,
Словно землю от боли в молчанье свело.
Долго, сеялся дождь, нагоняя печаль.
Поутру белый саван надел иван-чай.

Равнодушно взирал иван-чай в белый свет –
«Все проходит, и в пух превращается цвет».
И по воле ветров улетят семена.
На неведомых землях -молчаньем зерна.
Будут ждать, когда час возрожденья взойдет.
Ведь твердят, что он памятью долгой живет.
И в раскаянье билась о берег волна,
Запоздалою нежностью в глубях полна.

Вестник «ЗОЖ» №17 (221) 2002
Copyright © 2006 «Роса Иван-Чай»